Срочно перезвоните мне!
Ежедневно 9:00 - 21:00

A.Lange & Sohne, история компании

30 апреля
37
17 минут на прочтение

7 декабря 2005 года немецкая компания A.Lange & Sohne из саксонского города Гласхютте отметила 15-летие со дня возрождения, которое началось одновременно с падением Берлинской стены, и 170 лет со дня основания. К этой дате A.Lange & Sohne приурочили выпуск потрясающей по сложности и техническому совершенству модели Tourbograph Pour Le Merite. Это первые в мире наручные часы с турбийоном и сплит-хронографом, в которых проблема постоянной силы решена с помощью фузеи с цепной трансмиссией. 


С оригинальнейшего турбийона Pour le Merite, представленного в 1994 году в числе первых четырех моделей A.Lange & Sohne, началось возрождение знаменитой мануфактуры, а сложнейший хронограф Lange Double Split, удостоенный приза жюри Grand Prix d'Horlogerie de Geneve-2004, раздвинул границы представлений о функциональности наручных механических часов. Кроме турбийона с фузеей и сплит-хронографа модель оснащена индикатором запаса хода.

Воскрешение часовой марки A. Lange & Sohne

Воскрешение часовой марки A. Lange & Sohne стало феноменальным событием, немало удивившим часовое сообщество.В 1994 году A. Lange & Sohne – известнейшая марка высокого класса- снова возвратилась на сцену. Закончилась длящаяся более полувека вынужденная пауза в производстве высокоточных механических часов в Саксонии, и началась современная история успеха: сегодня часы традиционной мануфактуры из города в Рудных горах, как и в прошлом, относятся к разряду наиболее престижных во всем мире. Со времени воссоздания фирмы Lange Uhren GmbH в 1990 году Вальтером Ланге, правнуком Фердинанда Адольфа Ланге, в руках талантливых часовщиков из Гласхютте возникают великолепные наручные часы высокого класса, которые бросают вызов роскошным швейцарским часовым маркам. В этих часах ожили легенды давних времен. Часы A. Lange and Sohne исключительно механические. Они обладают рядом конструктивных особенностей, которые устанавливают особый стандарт. Корпус часов A. Lange and Sohne изготавливают только из 18 каратного золота или платины. Для водонепроницаемости задняя крышка корпуса часов присоединена к корпусному кольцу винтами. Все стекла изготовлены из искусственного сапфира, который имеет девятую степень твердости по шкале Моха. На заводной головке часов A. Lange & Sohne из массивного золота или платины выгравирована надпись Lange. 

История компании A.Lange & Sohne

История компании A.Lange & Sohne начинается с Фердинанда Адольфа Ланге — основателя часовой династии Ланге, зятя часовщика дрезденского королевского двора. 

Ничто не предвещало, что сына ружейного мастера Самуэля Ланге, родившегося 18 февраля 1815 года в Дрездене, ожидает карьера известного часовщика. Вскоре после его рождения его мать ушла от отца — «мужчины с грубым характером». Чужая семья взяла на воспитание Адольфа Ланге, вырастила его и устроила в качестве ученика к известному придворному часовщику Иоганну Христиану Фридриху Гюткесу. Как вскоре выяснилось, это оказалось счастливым решением. Поскольку через некоторое время мастеру бросились в глаза не только чрезмерная сноровка его ученика, но также и необыкновенное честолюбие юноши, выражающееся в стремлении достичь большего, чем было достаточно для обыкновенного часовщика в то время в Дрездене.

Обучаясь часовому ремеслу, Ланге посещал только что открывшуюся политехническую школу, и учил вечерами английский и французский языки. С самого начала он запланировал, что свои знания он будет расширять только в центрах высокоразвитого часового мастерства, которыми в то время были Франция и Англия. В окружении блистательной придворной жизни, а также в поисках все более точных хронометров, как для военного, так и для гражданского мореходства, искусство часового ремесла нашло там всестороннюю государственную поддержку.

В 1837 году, три года спустя после своего обучения в Дрездене, с рекомендацией, написанной мастером Гюкесом, Адольф Ланге поступил в Париже на службу к знаменитому мастеру по хронометрам Йозефу Тадеусу Виннерлу. В свое время он считался одним из лучших учеников Авраама Луи Бреге. Одним словом: из запланированного им времени на прохождение учебы вышли 4 года, в течение которых Ланге достиг назначения директора мастерской. В итоге ему пришлось отказаться от предложения Виннерла навсегда остаться в этом предприятии, поскольку в его дорожном плане стояла еще Англия и Швейцария. 

В это время его знаменитый дорожный дневник с эскизами пополняется чертежами часовых механизмов и деталей, а также с математически обоснованными расчетами пропорций для колесиков и заводного механизма. В основе таблиц Ланге всегда лежала метрическая система измерения на базе миллиметра, — которую, кстати, почти в это же время ввел Антуан Ле-Культр в Ле Сентье. Кроме этого, Адольф Ланге был противником принципа «try and error’, заключавшегося в цепочке: Попытка, ошибка и исправление, который в то время являлся руководящим принципом ремесла часовщика и тем самым делал невозможным установление постоянных и репродуктивных норм качества, которые бы являлись стандартными. Задавшись целью изменить эту тенденцию своим образом, он возвратился в творческую мастерскую Гюткеса обратно, женился в 1842 году на его дочери Амалии, и стал совладельцем и «двигателем» часового производства на фирме тестя. Этой фабрикой в те времена были выпущены знаменитые прецизионные регуляторы для обсерваторий многих стран. Один из них, носящий номер 32 и находящийся сегодня в Женевском музее истории наук, в течение около 60 лет показывал в одной из обсерваторий Швейцарии точное время.

Кроме своего решения перейти на метрическую систему измерения и тем самым к возможным новым нормам качества, Ланге обогатился по приезду домой из Англии и Швейцарии еще одним важным познанием. Эта идея выражена его же словами в письме, которое он написал в январе 1844 года Саксонскому тайному советнику правительства фон Вайссенбаху, где он впервые обратился за поддержкой своего гласхюттовского проекта.

«С красивой формой швейцарских цилиндрических часов я соединю большую длительность хода и уже давно признанную точность очень дорогих, и при этом неудобных английских анкерных часов». Легендарный гласхюттовский анкерный ход должен был стать его марочным знаком. И этим был определен также его будущий рабочий принцип: он стремиться все улучшить и усовершенствовать. Доказательством этого является его дорожный дневник с его набросками и чертежами. Этот дневник является, кроме того, духовным фундаментом основания «Lange Uhren GmbH» в декабре 1990 года.

Адольф Ланге был не только гениальным часовщиком, образованным и глубоко религиозным человеком, но и социально думающей личностью. Горькая нужда, распространившаяся в то время в области Рудных гор с из слаборазвитой инфраструктурой, побудила его в 1844 году перейти к действию. После многократных предложений и переговоров он заключает договор с Саксонским Королевским Министерством Внутренних Дел на создание часового производства в Гласхютте. Согласно этому договору, Ланге обязался взять на обучение 15 учеников из Гласхютте и в течение 3 лет сделать из них часовых мастеров, а государство со своей стороны обязывалось предоставило ему ссуду в размере 6700 талеров и 1120 талеров отдельно для приобретения оборудования и инструментов. Ученики должны были после окончания их обучения первые пять лет работать в мастерской «Ланге» и посредством недельных платежей (24 новых грошей) расплачиваться в рассрочку за стоимость их обучения. Как это было зарегистрировано в первом списке работников мануфактуры, в качестве будущих часовщиков к Адольфу Ланге поступили на обучение «1 помощник маляра, 12 плетельщиков соломы, 4 слуг, 11 помощник фермера, 1 каменоломщик и 1 виноградарь». 

Хотя некоторых из «близких к природе» юношей он был вынужден после короткого испытательного срока по причине несоответствия уволить, остальные все же смогли продержаться и основали ядро его первого коллектива, который он через короткое время расширил до 30 профессиональных новичков. В начале же, кроме его своячника Адольфа Шнайдера, у него практически отсутствовал квалифицированный персонал.

Первое часовое производство

Таким образом, Ланге наладил первое часовое производство, сконструировал и одновременно усовершенствовал оборудование для точного изготовления отдельных деталей. При этом он сам, как высокообразованный человек, вел сам корреспонденцию и бухгалтерию. Его дочь Эмма рассказывала о том, что ее отец иногда просто выбивался из сил, работая до поздней ночи, и что все свое состояние, а кроме того, и состояние своей жены и даже денежные призовые награды за его заслуги в области часового мастерства он вкладывал в постоянно находящееся на грани распада начатое дело. 

И все-таки его дальновидная концепция приняла свою форму: Кроме дальнейшего развития своей собственной фирмы в Гласхютте, инфраструктура которого значительно улучшилась за время занятия Адольфом Ланге поста бургомистра в течение 18 лет, возникли многие маленькие специализированные мастерские по производству драгоценных камней, винтиков, колесиков, пружинных барабанов, балансов и стрелок. Благодаря его поддержке были также открыты мануфактуры по производству корпусов для часов, золочению и гильешированию и три другие, которые частично сотрудничали с ним и которые зачастую были основаны людьми, до этого являющиеся его учениками. Сотни вновь создавших хорошо оплачиваемых рабочих мест превратили нищету в скромный достаток. Предприятие «Ланге», количество которого редко превышало 100 человек, стало ядром немецкого точного часового ремесла, которое продолжало развиваться внутри и за пределами Гласххютте. Открытие в 1878 году «Немецкой школы часовщиков» его, одаренным даром пера и теории, другом Моритцем Гроссманом, способствовало полному отделению Гласхютте как в области практического, так и теоретического образования своего будущего поколения часовщиков от Швейцарии или Франции, и закрепило авторитет этого города как немецкого центра точной часовой механики.

После внезапной смерти Адольфа Ланге 3 декабря 1875 года в возрасте 60 лет, его сыновьям и внукам остался быстроразвивающийся бизнес, а Гласхютте — экономическая стабильность. Адольф Ланге вернул в Германию высокое часовое искусство, которое процветало здесь в эпоху Возрождения. Впервые в истории часовые детали изготовлялись в соответствие с точными математическими расчетами, а механизмы часов Lange олицетворяли высочайшие стандарты машиностроения. Даже сегодня специалисты, высоко ценящие искусство механического измерения времени, считают мастера точных часов Адольфа Ланге не только выдающейся личностью в истории часового дела, но и важной фигурой в истории Саксониии. 

За семь лет до своей смерти Адольф Ланге сделал сына Рихарда своим партнером и переименовал фабрику в A.Lange & Sohne («Ланге и сыновья»). В 1875 году Эмиль, младший сын Адольфа Ланге, присоединился к фамильному делу и довел часы Lange до высочайшей степени технического и эстетического совершенства, создав мировую репутацию A. Lange & Sohne, сохранившуюся и по сей день. Адольфу Ланге удалось наладить индустриальное производство дорогих точных часов в Гласхютте, а под руководством Эмиля Ланге фирма производила настоящие шедевры. Признанием его заслуг стали национальные и международные награды.

Новое поколение карманных часов A. Lange & Sohne

Новое поколение в лице сына Эмиля Ланге — Отто вошло в круг владельцев A. Lange & Sohne в 1906 году. Отто унаследовал талант предков, и вместе с братьями Рудольфом и Герхардом принял руководство компанией после кончины отца в 1922 году. Жизнь становилась более тяжелой. Наручные часы доказали свое превосходство над карманными во времена депрессии. Тем не менее высочайшая репутация карманных часов A. Lange & Sohne и специализация на точных механизмах позволили продолжать заниматься своим бизнесом, в то время как многие часовые фабрики Германии и других стран были вынуждены прекратить производство.

29 июля 1924 года в Дрездене родился четвертый ребенок Рудольфа Ланге (1884-1954). Он последовал по стопам предков, и после учебы в Карлштайне и Гласхютте стал квалифицированным часовым мастером.

После окончания обучения часовому мастерству, он в 1942 году был призван на военную службу, где был тяжело ранен в феврале 1945 года около Кенигсберга. Получив отпуск по состоянию здоровья, в предпоследний день войны 7 мая 1945 года он вернулся в Гласхютте. 8 мая 1945 года, в последний день Второй войны, через Гласхютте продвигалась в своем последнем пути немецкая танковая колонна. 21-летний Вальтер Ланге, который как раз после тяжелого ранения первый день находится на оздоровлении в родительском доме, проснулся ранним утром от взрыва бомб. Русские бомбардировщики вычислили местонахождение немецких полков и начали атаку. Снаряды достигли однако не только их основной цели — танков и убегавших в панике солдат, но и подорвали промышленное сердце Гласхютте — главное производственное помещение A. Lange & Sohne. За разрушением с воздуха вскоре последовало разграбление того, что еще имло какую-то ценность.

И не смотря на это все, оставшиеся работники мануфактуры сразу же бросились спасать и ремонтировать производственное оборудованиее. Отдельные детали часовых механизмов, которые при разграблении из вырванных выдвижных ящиков были брошены на пол, с осторожностью собирались и очищались. Часовые предприятия по всей Германии, которые во время войны выполняли заказы на сборку калибра «48» для наблюдательных часов, получили извещение от A.Lange & Sohne с просьбой выслать обратно в Гласхютте еще имеющиеся необработанные детали, поскольку о производстве на тот момент не могло быть и речи. Совладельцами на тот момент времени являлись Отто, Герхард и Рудольф — отец Вальтера Ланнге.

В то время, как все гласхюттовские часовые мануфактуры были полностью демонтированы, из A.Lange & Sohne, из-за разрушений нечего было больше собрать. Зато молодой часовщик Вальтер Ланге должен был под русским контролем полностью задокументировать и сделать чертежи всего процесса изготовления, для пользующего большим спросом, ланговского калибра «48» для палубных часов, наручных летных часов и Б-хронометра. Между тем, в арендованных помещениях снова начинается сборка часовых механизмов из имеющихся в наличии деталей и одновременно, восстановление разрушенной фабрики. В мае 1948 года должно было вновь начаться производство.
 
И вслед за первым разрушением мануфактуры, причиненной войной, вскоре следует второе — на этот раз, являющееся результатом произвола политического решения. Несмотря на то, что ни один из трех совладельцев фирмы не принадлежал к нацистской организации и на A.Lange & Sohne в течение войны всегда производились только часы, в марте 1946 года предпринимается попытка экспроприации всего имущества семьи со ссылкой на известный приказ № 124, согласно которому имущество военных и нацистских преступников должно быть конфисковано. Это несомненно необоснованное распоряжение, отменяется в апреле 1946 года. Однако 20 апреля 1948 года, через 3 дня после вывода из силы секвестрования и замены его новым, правительство Земли снова и явно совершенно беззаконно проводит окончательную конфискацию предприятия и всех принадлежащих ему имущественных ценностей.

45 работников преприятия подают письменную аппеляцию в защиту семьи Ланге. Руководство предприятием перенимает назначенный правительством СЕПГ председатель Свободнной Немецкой Федерации Профсоюзов (СНФП), которая подчиняется политике СЕПГ. Вальтер Ланге, работающий в то время в ремонтном цехе, отказывается вступить в СНФП, в результате чего он принудительно получает направление на работу в урановых рудниках и поэтому покидает Гласхютте в направении Запада. Его родителям разрешено остаться в родовом доме до их ареста в 1953 году.

Только начиная с 1976 года ГДР прекратила преследование тех людей, которые в начале послевоенных годов покинули или вынуждены были покинуть их родину, как «беженццев Республики». С этого времени Вальтер Ланге и его жена, которые основались рядом с Пфорцхаймом, раз в год посещают Гласхютте. 

События, произошедшие тем временем там, не дают ни малеьшей надежды на то, чтобы еще раз возродить к жизни A. Lange & Sohne: После экспроприиации фабрика превратиллась сначала в народнохозяйственное предприяттие (VEB) A. Lange & Sohne, затем в Mechanik Lange & Sohn VEB. И в 1951 году, со слиянием экспроприированных фирм A. Lange & Sohne, Uroffa, Ufag, Otto Estleer, а также предприятий точной механики Lindig & Wolf, R. Muhle und Gossel в «Часовые предприятия Гласхютте» (GUB), знаменитое имя A. Lange & Sohne уходит из истории в забвение. Мануфактура превратилась в заводик будильников, "russian chronometers", как называет их Ланге. Вальтер Ланге: «Это имя больше не употребляли и им, к счастью, также и не злоупотребляли, за что я был чрезвычайно благодарен GUB». Гласхютте, как город часов вплоть до восьмидесятых годов ассоциируется с производством часов с механическим заводом. Технические знания, несмотря на все возрастающие экономические проблемы, развиваются на довольно высоком уровне.

Первоначальные планы братьев Фердинанда и Вальтера Ланге воссоздать отцовское предприятие в западногерманском городе Пфорцхайме, славящимся высокоразвитым уровнем часового и ювелирного мастерства, не смогли быть реализованы. Уже тогда велись переговоры с International Watch Company AG в Шафхаузене. Только после падения Берлинской стены он вернулся и на возрождение мануфактуры и создание новых "первых" часов — Lange 1 — Ланге потратил пять лет. Ему помогали инженеры и дизайнеры IWC. Не надо быть ясновидцем, чтобы предсказать восставшим из руин немецким «часам-люкс» хотя бы первоначальный успех, основанный на уважении к знаменитой когда-то марке."Я благодарен за помощь, однако нужно было возрождать немецкий часовой стиль, который серьезно отличается от швейцарского",— пишет Ланге. Отличительным знаком часов A. Lange & Sohne стала большая дата, напоминающая часы на здании Дрезденской оперы, сделанные в 1842 году Иоханом Христианом Фридрихом Гюткасом (чья дочь была замужем за Адольфом Ланге).

Господин Ланге возвращается

Осенью 1989 года в Гласхютте снова появляется надежда. Распространяется новость: господин Ланге возвращается. К нему приходят сыновья и дочери бывших работников предприятия и приносят с собой в картонных коробочках спасенные механические детали, сделанные их отцами, и обращаются с просьбой взять их на работу. 

В новое дело Ланге и его партнеры вложили 3 млн германских марок. На первых порах не хватало оборудования, и что-то даже привезли из Шаффенхаузена, из мануфактуры дружественной IWC. Трудно было со всем — даже с телефонной связью. Но часовщики — одни из самых терпеливых людей на свете. В 1998-м в Гласхютте завершилось строительство нового здания мануфактуры. В том же году в старом, отстроенном здании мануфактуры открыли часовую школу A. Lange & Sohne. В 2000 году A. Lange & Sohne купила Richmont Group, в собрании которой только легендарные мануфактуры и ювелирные дома. 

Менее всего в Гласхютте рассчитывали на восторженный прием за рубежом и, прежде всего, в Швейцарии, которую часами удивить практически невозможно. Зато итальянцы, обладающие тонким чутьем на все изящное и редкое, сразу встретили наследников Адольфа Ланге с распростертыми объятиями. А многочисленные коллекционеры Америки наперебой раскупали новые часы «made in Germany».

Модель Pour It Merite с турбийоном

Первая коллекция 1994 года состояла всего из четырех моделей: Lange I, которая с этого года выпускается в корпусах трех разных диаметров, Arkade, Saxonia и снятая сейчас с производства модель Pour It Merite с турбийоном. Следом были выпущены серии «1815» и Cabaret Langematik (первые часы Lange с автоматическим подзаводом, отмеченные оригинальностью, присущей всем часам Lange.

Модель Langematik Perpetual

Представленный в 1999 году Datograph, покорил публику совершенной гармонией дизайна и технических функций: управление механизма с помощью храпового колеса, fly-back, индикатор «большой» даты и точного минутного счетчика. В модели Lange I Tourbillon характерный облик часов Lange I сочетается с потрясающей филигранной техникой карусельного хода. Модель Langematik Perpetual представляет собой первые, выпущенные саксонской мануфактурой, наручные часы с вечным календарем, эти часы отличаются наличием удобной «главной» кнопкой, позволяющей одним движением переводить на сутки вперед все индикации часов.

Вот уже на протяжении десяти лет, прошедших со времени возрождения, компания Lange Uhren GmbH поддерживает устойчивый спрос на свою продукцию и осваивает новые рынки. Во многом этим успехом она обязана Гюнтеру Блюмляйну, выдающемуся конструктору и изобретателю, поэтому не удивительно, что его неожиданная кончина так тяжело переживалась коллегами и друзьями, а кресло директора, оставленное им, до сих пор пустует. Незаменимые люди есть, чтобы там не говорили. Именно их заботой, фантазией, каждодневным трудом достигается тот результат, который называется феноменальным и который без преувеличения можно отнести к часам фирмы A.Lange & Sohne.

Обновленная модель Lange I

Обновленная модель Lange I с индикацией фаз Луны отмечена непрерывным вращением лунного диска, - даже если владелец часов это вращение почти не замечал, тем не менее, с удовольствием мог любоваться плавным перемещением спутницы Земли, а также удивляться поразительной точности индикации. Коллекционный набор Luna Mundi состоит из двух моделей часов, каждая из которых помещена в корпус Lange I большого диаметра. Luna Mundi/Southern Cross в корпусе из красного золота точно указывает расположение Луны в Южном полушарии земного шара; Luna Mundi/Ursa Major в корпусе из белого золота показывает фазы Луны, наблюдаемой в Северном полушарии. 
 

Оцените статью
Другие новости
1 мая
19
1 минута на прочтение
Комментарии
Пока нет комментариев